За нашу та вашу свободу! Слава Україні! (k0t1) wrote,
За нашу та вашу свободу! Слава Україні!
k0t1

Другие русские

Оригинал взят у shiropaev в Другие русские

«Дети Северного Ветра
И путей его бескрайних…»
Вадим Штепа


Имперская историография – как царская, так советская и постсоветская – воспринимает феномен Новгородской республики как некую опасную аномалию, тревожный соблазн, крамольное указание на возможность ИНОЙ русской судьбы. Перманентный враг № 1 – Запад – оказывается, присутствует здесь, у нас, «среди берез», на восточно-европейской равнине, пусть даже в виде воспоминания, в виде призрака. И что самое страшное для апологетов Евразийской Империи – русские жили в этом Западе, причем счастливо, свободно и богато, были там ДОМА. Это был РУССКИЙ ЗАПАД. Оказывается, русские могут-таки жить не хуже шведов и немцев, безо всякой «достоевщины», плеточного «византизма» и «умом Россию не понять». И жили бы так поныне, повернись по-другому, успей король Казимир пособить отважной Марфе Борецкой…

Отношение «державных» историков к Новгородской республике примерно такое же, как у Совка к острову Крым в одноименной антиутопии Василия Аксенова. И сама трагическая судьба Великого Новгорода как до поры уцелевшей части домонгольской, аутентичной Руси, перекликается с фабулой аксеновского романа. Взять хотя бы такие детали, как промосковская группировка в Новгороде, выступавшая под «патриотическим» лозунгом «К Москве хотим!», и, соответственно, просоветский Союз Общей Судьбы на острове Крым. Ну и, конечно, летописная история новгородского «воссоединения» с Московией живо напоминает картины «воссоединения» аксеновского Крыма с «Родиной»: тупая и инертная мегамашина Империи равнодушно сминает самобытный, живой и красивый уклад, с «мясом» перелицовывая страну под себя. Московские наместники с их чиновным аппаратом смотрелись в Новгороде столь же дико, как и райкомы КПСС на «воссоединившемся» острове Крым; а зашедшие в новгородский кабак «промочить горло» московские ратники ощущали и вели себя так же, как советская «десантура», заскочившая в ялтинское бистро в конце романа. То есть они были иностранцами, русскоязычными, но иностранцами. Вокруг них был чуждый, но чертовски привлекательный мир. Который соблазнял, искушал, «морально-политически» разлагал, пробуждая фантазии об ИНОЙ жизни, ИНОЙ судьбе. О ВЫБОРЕ. И потому этот мир был обречен. Литературный остров Крым был закрыт от внешнего мира могучим телом советского авианосца, а исторический Новгород кончился после того, как по воле Москвы лишился своего Ганзейского двора. Иван Третий закрыл «окно в Европу», которое потом пришлось страшной, «азиатской» ценой прорубать Петру Первому…

Да, спор Новгорода и Москвы далеко не окончен. Образ русского Запада возникает всякий раз, когда Империю постигает кризис и у русских появляется возможность обрести иной, более органичный формат исторического бытия. Наверное, не случайно, что именно в 1991 году вышла «централистская» книжка доктора исторических наук Ю. Алексеева «К Москве хотим. Закат боярской республики в Новгороде», которую я приобрел в новгородском краеведческом музее. Вот небольшой пассаж из нее, наглядно демонстрирующий нерушимость вековых парадигм государства российского – от московских князей до президента Путина: «Упразднение вечевого строя и посаднического управления в Новгороде сочеталось с коренным переустройством системы управления в новгородских погостах – отныне волости и села должны были быть как в “Низовской земле”. Это означало подчинение погостской администрации не представителям новгородских властей, а ЛИЦАМ, НАЗНАЧЕННЫМ ИЗ МОСКВЫ». Вот откуда есть пошла власти вертикаль, подобно свае утрамбовавшая живое разнообразие и самостоятельность старинных русских земель…

Михаил Пожарский как-то сказал, что существуют «Россия азиатская» и «Россия европейская» (я называю ее Русью). Я скажу, что существуют два разных русских народа. Это две разные концепции нашей истории, два разных психотипа. Они различаются как Совок и остров Крым. Один русский народ – безответное пушечное мясо Империи, а другой русский народ всю жизнь «заглушал удалью московский шум». Один терзается вопросом: «Тварь ли я дрожащая или право имею?», а другой спокойно и твердо отвечает себе же: «ПРАВО – ИМЕЮ». И таких – других – русских все больше и больше. Необъяснимым образом их генерирует неубитый дух новгородской вольности. Зримо формируется новое самосознание и даже новая этническая традиция. И это неизбежно кончится тем, что действительно возникнут две разных страны: Россия и Русь. Разных по генезису, по концепции истории, по форме и содержанию. Причем вторая может оказаться даже больше первой – русские регионы, способные образовать свою, Русскую Конфедерацию, протянулись от Калининграда до Владивостока. По существу это будет много Русей, т.е. Многорусье, напоминающее полицентрическую домосковскую Русь, состоявшую из самобытных и самостоятельных субъектов…

(Февраль 2007)


Tags: історія та сучасність
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments