За нашу та вашу свободу! Слава Україні! (k0t1) wrote,
За нашу та вашу свободу! Слава Україні!
k0t1

Битва за Донецкий аэропорт. Цифры, статистика и духовная оценка.

Битва за Донецкий аэропорт стала самым кровопролитным сражением этой безумной и преступной русско-украинской войны. По количеству погибших она намного превзошла сражение под Иловайском, под Саур-Могилой и приграничные сражения июня-июля месяца.

Примечательно то, что с украинской стороны Донецкий аэропорт героически и самоотверженно защищали в разное время то уроженцы Кировограда (почти все они крещены в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата), то Николаева (а эти не только почти все прихожане УПЦ МП, но и говорят в большинстве по-русски). Хотя, оговоримся, канонические дискуссии по поводу Православия на Украине или даже богословская дискуссия православных и униатов не имеют ничего общего с этим смертельным кровопролитием. Аэропорт показал нам, что православные братья бьются насмерть с другими православными братьями. Нам долго рассказывали, что ополчение якобы идет победным освободительным маршем по Украине. А оказалось, что победа одних православных братьев над другими может быть только очень кровопролитной и ожесточенной. Меньшей цены в таком братоубийстве уже не будет. Это даже не пиррова победа. Это беда больше, чем победа.

Первое сражение за аэропорт произошло 26 мая, когда украинские войска отстояли его. С тех пор до середины сентября аэропорт подвергался периодическим обстрелам и атакам. С середины сентября обстрелы и попытки штурма аэропорта стали почти ежедневными, а с 1 октября они приняли особенно ожесточенный характер. В некоторые дни происходило по несколько атак с достаточно большими потерями. Уже неоднократно сообщалось, что в ходе штурмов ополченцы потеряли более 500 человек убитыми и прекратили почти все наступательные действия на других участках фронта, сконцентрировавшись лишь на этой, недостижимой цели в течение долгих месяцев.

Что же представляет из себя эта вожделенная для самопровозглашенного ополчения военная цель? Когда-то прекрасный современный терминал стоимостью 875 млн. дол., принимавший 1 млн. пассажиров за год, он был добротно построен хорватской строительной фирмой. Само здание аэропорта представляет из себя почти квадрат со стороной всего лишь каких-то 150 метров стекла и бетона, к которому со стороны летного поля присоединена галерея длиной 200 метров и пять выходов на посадку длиной около 70 метров тоже из железобетонного каркаса, стали и стекла. Таким образом вся оборона держалась «на пятачке» в 150 на 200 метров (4 футбольных поля), однако под несколькими слоями бетонных перекрытий. Старый терминал аэропорта и того меньше. Это здание длиной в 150 метров и шириной в 20 метров с небольшим примыкающим залом 50 на 50 метров. Старый терминал находится от нового на расстоянии всего в 70 метров. Кроме них в отдалении стоит железобетонная башня аэропорта, на которой долгие месяцы развевался украинский флаг. Вот и все, что в новостных сообщениях обычно называется громкой фразой «комплекс зданий аэропорта». По размерам новый терминал оказался сравнимым с эпической Троей, ведь именно такие размеры имеет она в раскопках. Только битва под Троей была скоротечной, лишь около 1-2 недель. Наша же битва оказалась гораздо более длительной. И вместо крепости здесь стояли простые здания. И эти здания оказались неприступными. Кроме нового и старого терминалов невдалеке находится гостинница «Полет», супермаркет «Метро», ангары и уже давно пустые изрешеченные и покореженные взрывами резервуары для топлива. За терминалами аэропорта простирается огромное летное поле с двумя взлетно-посадочными полосами (длина бетонки более 4 км). Эти взлетно-посадочные полосы могли принимать любые имеющиеся на планете Земля самолеты, включая супергигант «Мрия» и даже американский космический челнок в случае аварийной посадки. Прекрасный был аэропорт. Западнее аэропорта находится поселок Пески, занятый украинской армией. Этот поселок стал второстепенным участком битвы за донецкую воздушную гавань.

Однако вернемся к терминалам. Исходя из весьма скромных размеров двух зданий можно заключить, что их защищали вряд ли более 2 рот. Большее число было бы трудно эффективно разместить для обороны. Примерно 200 солдат. Меньше, чем было спартанцев. Только спартанцы стояли насмерть против огромной армии интервентов, а здесь брат шел на брата. Именно такая численность гарнизона в 200 человек определила успех самой результативной оборонительной операции украинской армии. Именно столько бойцов украинской армии с православными крестами на шеях обескровили ополченческие формирования с такими же точно православными крестами на шеях.

Аэропорт подвергался обстрелам с нарастающим ожесточением. Летом это были только периодические обстрелы из «градов» и 120-мм минометов. В середине сентября огонь значительно усилился. В сообщениях донецких социальных сетей замелькали фразы «артиллерийский обстрел с выстрелами почти каждую секунду», «огонь со всех сторон по аэропорту», «сильная канонада из нескольких районов в сторону аэропорта». Сразу после выборов 2 ноября по сообщениям в соцсетях Донецка огонь по аэропорту велся из орудий весь день со средней интенсивностью два выстрела в минуту, что означает 120 снарядов в час. Минометы обычно вели огонь с близкой дистанции, прикрываясь жилыми домами, артиллерийские орудия устанавливались в городе на площадях, а «грады» и «ураганы» стреляли через весь город с юго-запада, юга и востока. Судя по сообщениям в социальных сетях каждый сильный обстрел должен был состоять не менее, чем из нескольких сотен снарядов. И это не так много, если учесть, что один залп «града» – это 40 реактивных снарядов калибром 122 мм. И таких сильных обстрелов было не менее нескольких десятков. В январе обстрелы стали еще более сильными. Тогда по терминалу стали стрелять прямой наводкой танки. Если основываться на оценках в социальных сетях Донецка по интенсивности обстрелов и если считать, что большинство обстрелов было направлено на район аэропорта, то можно в первом приближении оценить, что на этот участок фронта обрушилось за все время с мая до середины до 21 января не менее 5 тыс. снарядов.

Важно понимать, что при таком большом количестве снарядов, выпущенных в район аэропорта, и часто даже «через голову» Донецка из его южных или восточных районов, некоторая небольшая доля их давала неизбежные недолеты и падала в жилых районах. В этих ошибках и есть в значительной мере разгадка тех самых необъяснимых ударов по жилым районам Донецка, в которых стороны обвиняли и продолжают обвинять друг друга. Но как правило это не результат злого умысла, а чаще или недолет снарядов ополченцев, или ответные ошибочные удары украинской артиллерии по позициям артиллерии ДНР. От здания нового терминала аэропорта до улицы Стратонавтов на окраине Донецка (на этой улице было больше всего разрушений) всего лишь 700 метров. При этом развертывание позиций систем залпового огня и артиллерии для обстрела аэропорта предполагало значительно большую дальность, ведь стрельба с малых дальностей невозможна. Это делало неизбежным для ополченцев ДНР стрельбу через город с дальних дистанций. И странно было бы ожидать, чтобы из многих сотен реактивных снарядов и артиллерийских снарядов какая-то малая часть не падала с недолетом на мирный город. А из ответных снарядов украинской армии какая-то часть неизбежно падала на жилые районы.

Само здание аэропорта после длительных артобстрелов к началу января сильно пострадало, некоторые перекрытия и колонны обрушились, однако крепость по-прежнему стояла. Многие снаряды падали вокруг терминала, за ним на недавно опубликованных видеосвидетельствах можно заметить сразу не менее десятка единиц техники и транспорта, все разбитые артиллерийским огнем. Перед зданием аэропорта также можно увидеть многочисленные воронки на асфальте. Очень много снарядов также было выпущено по поселку Пески за задной окраиной аэропорта. Поселок протяженностью 1 км на 2 км почти разрушен.

Оценка в первом приближении числа в 5 тыс. снарядов, обрушившихся на аэропорт и окрестности за все время боев, неизбежно вызывает ассоциацию с Брестской крепостью. При этом оказывается, что по количеству выпущенных снарядов штурм немецкими войсками Брестской крепости получается сравнимым с нынешними боями двух братских народов вокруг Донецкого аэропорта. Отчет 45-й пехотной дивизии вермахта по штурму крепости (опубликован историком М.Солониным в переводе Василия Ристо) называет сравнительно четко временные промежутки, когда по Брестской крепости велась артподготовка, а также количество задействованной артиллерии. Например известно, что по крепости было выпущено 2880 снарядов реактивной артиллерии из шестиствольных минометов, 31 снаряд сверхтяжелых мортир типа «Карл», а кроме того по цитадели стреляли 9 легких, 3 тяжелые батареи и 210-мм мортиры в количестве 9 единиц и периодически еще два дивизиона таких же мортир. Сам огонь велся 22 июня только 15 минут с 4 утра, однако 23 июня было сразу несколько мощных огневых ударов по крепости в течении всего дня, а 24 июня только до полудня. После этого организованное сопротивление крепости прекратилось, а сопротивление сохранялось лишь в отдельных очагах. За эти 2 с половиной суток по крепости было выпущено около 6 тыс. снарядов (отчет не дает точной итоговой цифры, но примерная оценка выводит на такие цифры). Таким образом по числу снарядов Брестская крепость и Донецкий аэропорт оказываются сравнимыми. Однако цитадель Бреста, по которой в основном и велся огонь 22-24 июня 1941 года, простирается на 700 метров в длину и на 300 метров в ширину. То есть площадь под ударом в Бресте оказалась в 5 раз больше, чем в Донецком аэропорту, хотя с другой стороны в Бресте это произошло за три дня, а в воздушных воротах Донецка – много месяцев.

С чем еще можно сравнить этот безумный штурм православными других православных? С Порт-Артуром? С Севастополем? По интенсивности огня можно. А по нелепости атакующих и противоестественному ожесточению никак нельзя. Там на приступ шли иноземные агрессоры. А здесь православные русские штурмовали своих православных братьев. Одна за другой отбивались десятки атак. Такого не было в Брестской крепости. Такое было только в Севастополе и Порт-Артуре. Конечно же, оборона этой твердыни войдет в учебники военного искусства всего мира.

Если посмотреть на терминалы аэропорта, то можно увидеть, что все пространство вокруг зданий открытое. Это или стоянки автомобилей и подъезды спереди, или бетонное покрытие летного поля сзади. Для лобовой атаки хуже не бывает. При взрывах фугасов все осколки летят, рикошетируя от твердого покрытия под острым углом и поражают все на своем пути. При этом воронок нет вообще на бетонном покрытии или почти нет на асфальте и укрыться негде.

Если внимательно посмотреть на фотографии терминала Донецкого аэропорта во время его строительнства, то можно увидеть, что вся конструкция высокого здания основана на большом количестве вертикальных мощных железобетонных колонн, на которых лежат железобетонные перекрытия в несколько уровней. Эти несколько уровней видны везде, кроме главного зала. В главном центральном зале можно увидеть железобетонные перекрытия крыши и под ними уже пол верхней зоны вылета. При этом зона прилета располагалась ниже эстакады также под мощными железобетонными перекрытиями. Под зоной прилета располагались подвальные помещения в два или более уровней.

Такая конструкция здания аэропорта сделала его трудноуязвимым для артиллерийского огня. Любые фугасные снаряды, падающие на здание сверху, не должны были причинять ему большого вреда. Даже фугасные снаряды клибра 152 мм, разрываясь на бетонных перекрытиях крыши, должны были оставлять в высокопрочном бетоне лишь небольшие выбоины. Находящимся внизу защитникам это не сильно вредило. Бетонобойные снаряды вряд ли были более эффективными. Бетонобойный снаряд призван пробивать бетонное перекрытие и поражать замкнутое пространство ДОТа или блиндажа. Тогда он выводит из строя грнизон ДОТа. Но в данном случае, когда перед нами железобетонная коробка с крышей, открытая со всех сторон, удар такого снаряда должен приводить лишь к проделыванию небольшой пробоины в крыше. Поразить несущую конструкцию при навесной стрельбе оказывается очень трудно. Отряды ДНР попытались перебить несущие железобетонные столбы при стрельбе танковыми орудиями прямой наводкой. Но и это сложно. Ведь попасть из танка в несущий железобетонный столб шириной в 70-80 см не так-то и просто. А если попадание танкового снаряда и произошло, то перебить столб можно лишь с нескольких попаданий. Но это оказалось единственным способом штурма. Это и происходило в январе, когда по терминалу много раз вели огонь танки и артиллерия прямой наводкой. Но сам терминал не мог отвечать артиллерией, ведь своего артиллерийского вооружения у него не было и разместить его было негде.

Только вечером 21 января после многодневных обстрелов украинские войска оставили новый терминал. К этому времени он уже весь простреливался насквозь. Ополчение заявило о победе, однако победа сомнительна. Не зря руководители ополчения выступали перед видеокамерами у жилых домов в 700 метрах от терминала за склоном. Украинские войска остались на позициях вокруг летного поля аэропорта и они могут точно также простреливать развалины нового терминала, как это раньше делали ополченцы. Скорее всего развалины будут находиться на нейтральной полосе. Едва ли ополченцы смогут закрепиться в них.

Эти развалины будут памятником позора нашей страны. Но они же скоро станут и памятником российского покаяния. Покаяния за братоубийство.
И такое покаяние не за горами.



Оригинал взят у [profile] pravoslavnij в Битва за Донецкий аэропорт. Цифры, статистика и духовная оценка.


Орігінал запису на http://varkon.dreamwidth.org/37771.html. Коментувати мої записи можуть друзі або якщо ви хочете залишити комментарій ви можете зробити це на Дрім.
Tags: війна, україна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments