За нашу та вашу свободу! Слава Україні! (k0t1) wrote,
За нашу та вашу свободу! Слава Україні!
k0t1

Начальник штаба АТО: чем была битва под Бородино?

Продолжение интервью с начальником штаба АТО Виктором Назаровым. В первой части он рассказал о своей роли в подготовке операции, в результате которой 14 июня вблизи луганского аэропорта сепаратисты сбили украинский Ил-76, и о событиях, предшествовавших операции.


- Возвращаясь к истории ухода группировки Стрелкова-Гиркина из Славянска в Донецк, почему сепаратистов не уничтожили при отступлении?



- Надо понимать, что наши силы и средства были ограничены, а территории были такие огромные, что их физически нельзя было перекрыть. Проблемы с оснащением наших войск, видимо, вам известны. У нас практически нет средств разведки, приборов ночного видения и тепловизоров. Поэтому наши возможности по ведению боевых действий ночью очень ограничены.


- Вопрос не в том ... В СМИ была информация, что руководство АТО имело четкие координаты маршрута ухода группировки Гиркина, но, несмотря на это, военные не нанесли прицельный удар.


- Это бред. Мы вели огонь по рубежам и участках, где ожидали прогнозируемой появления противника, но это была стрельба "вслепую". Потому что мы не имели разведки и возможностей вести наблюдение.


В этой ситуации нельзя винить ни командование, ни, тем более, наши подразделения, так как на огромной территории мы действовали ограниченным составом сил и средств. Соотношение было не в нашу пользу. К тому времени в Стрелкова было почти 5,5 тысячи бойцов, которые находились в этом районе. У нас столько не было.


То есть блокировка и окружения выполнялось меньшими силами и средствами, чем те силы, которые были в населенном пункте и осуществляли его оборону. У нас в этом районе были части Нацгвардии, 95-, 79-25-я и 24-я бригады. Итого - около 2,5 тысячи.


- По вашему профессиональному мнению, было целесообразным ввести военное положение еще в мае?



- По моему мнению, этого не нужно было. Его введение делает невозможным проведение выборов, что было бы абсолютно на руку Российской Федерации. Они продолжали бы распространять информацию, что украинское правительство нелегитимно. Состав Верховной Рады предыдущего созыва никогда не дал бы возможности внести изменения в закон, чтобы изъять норму о запрете проведения выборов во время военного положения. Насколько мне известно, такая попытка была, но ее не поддержали даже на уровне внесения на рассмотрение.


- Но так мы называли вещи своими именами - продолжаются боевые действия.



- АТО в рамках законодательства - это, в принципе, легитимная основа для использования оружия.


- АТО - это краткосрочная локальная операция.



- Действительно, такая операция должна происходить локально, в течение короткого времени, а реально уже проведено 40 операций и продолжаются систематические боевые действия. Да, это надо понимать. С другой стороны, как называть такие операции? Военными операциями? Тогда мы должны признать, что это агрессия, объявить по России состояние войны со всеми. Насколько к этому готово общество, европейское сообщество, все другие институты?


Российская Федерация сразу заявила бы, что Украина объявила ей войну. Мы фактически сыграли бы россиянам на руку. Они этого и добивались, когда "лупили" "Град" по нашим позициям со своей территории, ждали, что мы откроем огонь, чтобы потом заявить: вот, по нам стреляют.


На той же высоте, на которой был сбит малайзийский "Боинг", следовавший российский самолет, и если бы сбили его - это дало бы России официальный повод для широкомасштабного вторжения.


- Когда летом руководство АТО планировало операцию по перекрытию границы с Россией, вы принимали во внимание, что россияне начнут обстреливать наши части с "Градов" со своей территории?


- Скажу откровенно: мы ожидали от Российской Федерации любых провокаций, в том числе открытого наступления, развязывания агрессии. Не скажу, что мы не принимали во внимание, что россияне начнут вести огонь со своей территории, но чтобы мы на 100% исходя из этих расчетов, такого тоже не было. Потому что это достаточно дерзкий метод ведения войны.


- Результатом стало уничтожение наших частей под Зеленополье. Кстати, когда говорят о "котел" под Зеленополье, главная претензия к руководству АТО - почему до этого не установили контроль над Саур-Могилой, из которой потом сепаратисты расстреливали наши части?


- Коридор вдоль границы мы пробивали на выполнение требования европейского сообщества. Они сказали, что начнут нам помогать, когда возьмем контроль над границей. Командование было не слишком счастливое от этого, потому что мы понимали, что, по сути, сталкиваемся, как мишени, на огонь с двух сторон. Когда обстрелы были только со стороны сепаратистов - это не было проблемой. Однако 11 июля россияне расстреляли наши части под Зеленополье со своей стороны.


Для России это была точка невозврата, они поняли, что даже поставляя вооружения и свои подразделения сепаратистам, все равно не контролируют ситуацию. И тогда, судя по всему, было принято политическое решение обстреливать нас со своей территории.


Руководство АТО часто обвиняли, что он ничего не делало, чтобы спасти бойцов, которые оказались в окружении. Надо понимать, что вывести из периметра более 160 км войска и силы одним росчерком пера невозможно. Необходима подготовка. Поэтому был рейд 95-й бригады.


Она пробила коридор, расчистила район вокруг Саур-Могилы, взяла под контроль основные точки, обеспечила наведения соответствующих переправ, и все это дало возможность тем силам - более 2000 личного состава и 250 единиц техники - беспрепятственно фактически без потерь выйти из окружения и уйти далее для восстановления боеспособности. Но с этого момента стало понятно, что мы не сможем контролировать границу в таких условиях, если мы не берем на себя ответственность отвечать огнем на огонь русской артиллерии, на их территории.


- Так же очень много претензий к руководству АТО по поводу "котла" под Иловайском.



- После того, как были успешно проведены операции по освобождению Славянская, Дзержинска, Лисичанска, городов по линии Артемовск - Дебальцево, Попасная и наши части вышли к Горловки, Донецка, в Генштабе Российской Федерации поняли, что мы четко идем по основным транспортным коридорам , а наша цель - рассечение сил противника или их блокировки в условиях окружения и уничтожения по частям. Они не могли этого допустить, поэтому ввели свои регулярные части на территорию Донбасса.


Сейчас Иловайск называют трагедией. Безусловно, с точки зрения потерь - это больной вопрос, но если мы говорим о военном искусстве, то оно не имеет таких категорий, как "трагедия". Зато есть категории "поражение" и "победа".


- Это поражение.



- Я с вами не соглашусь. Задача стояла - взять Иловайск, хотя взятие Иловайска не обеспечивало в 100% окружения Донецка. Проведем исторические параллели: чем была битва под Бородино?


- Поражением.



- Посмотрите на эти события под другим углом. Битва под Бородино не закончилась полным разгромом русской армии. Так, армия отошла, Наполеон взял Москву. В тактическом плане это было поражение. Но если говорить о стратегии, то это была победа. Потому что это позволило сохранить армию, это дало возможность в дальнейшем навязывать свою инициативу противнику. Даже ценой потери Москвы. В случае Иловайская уместно провести такие же параллели.


Тактически мы не взяли Иловайск, а стратегически Российская Федерация поняла, что наступательные операции связаны с очень большим риском, потому что они не представляли себе возможности наших Вооруженных сил. Ожесточенные бои, которые продолжались и в Иловайске, и в районе Луганска, и в районе Дебальцево, позволили нанести существенные потери силам противника, остановить их дальнейшее продвижение.


- Самой большой проблемой здесь было, что мы не смогли обеспечить отвод своих сил, потом был "котел" и сотни смертей ...



- Подождите, давайте разберемся, здесь речь идет об ошибках командования, идет ли речь о договоренности, которые вело командования группировки в районе Иловайская с соответствующими представителями Российской Федерации, ведь они если не гарантировали, то, по крайней мере, обещали сделать "коридор".


Но, в конце концов, все случилось по-другому. С начала это не был классический прорыв. Если идет прорыв, то военные движутся в определенной боевой построении, но когда они идут колоннами, то это уже другая ситуация.


- Однако, если говорить о том, почему наши части попали в "котел" под Иловайск, то основной проблемой был несанкционированный отступление части наших формирований, которые должны идти им на помощь.



- Первым отошел "Азов", "Шахтерск" или отошел, то вообще не пришел. Остались "Донбасс", "Днепр", "Миротворец", "Сичеслав", подразделения 51-й бригады и 92-й бригады, а также спецназ. Подкрепление подходило, но они сделали расчет на то, что им будет гарантировано уход, как и было договорено.


Комментировать подробнее я не хотел бы, потому что это отдельная тема. Некоторые люди пытаются судить о том, что там происходило, со своей "колокольни". Как, например, Семен Семенченко (командир батальона "Донбасс", - INSIDER), который в то время лежал в госпитале, или Юрий Береза (командир батальона "Днепр-1", - INSIDER), который был там на месте. Но они не имеют представления об общей картине того, что в то время происходило на других направлениях - в Дебальцево, в Луганске и на тех участках фронта, непосредственно взаимосвязаны с событиями в Иловайске.


Никто не говорит о событиях, которые происходили именно в то время. Я не уверен, что общество готово, чтобы мы сейчас озвучили информацию о сотнях, тысячах дезертиров, тогда бежали из позиций.


Это больная тема, потому что речь идет о национальном достоинстве. Есть пример, стало известно, - батальон "Прикарпатье", который бежал в полном составе, но, к сожалению, он был не один.



- Вы озвучите эти цифры?


- Если народ узнает эти цифры - это будет просто шок. Это приведет к существенному переосмыслению всех сложностей, связанных с войной. К сожалению, это было. И в той ситуации руководство АТО всегда держало руку на пульсе, все наши действия были направлены на стабилизацию ситуации. Результатом является то, что Мариуполь наш Мелитополь наш и Славянск наш. Хотя россияне планировали отбить эти населенные пункты.


Вы не представляете, какая ответственность тогда нас возлагалась, когда надо было "из трех зол" выбирать наименьшее. Ведя игру на нескольких шахматных досках, надо понимать, где можно проиграть, а где довести до логического завершения. Решения, которые были приняты, были максимально рациональными. В итоге мы сохранили контроль над главными населенными пунктами.


Люди, которые ничего не понимают даже в теории военного дела, не говоря уже о практике, позволяют себе, например, говорить: "Зачем нам и Бахмутка, давайте отдадим ее сепаратистам", или говорить, что надо сдать 32-й блокпост. По моему убеждению, его сдача - это измена. Его оставили несанкционированно.


Нужно понимать, что Бахмутка, как и 32-й блокпост - это плацдармы. Их очень тяжело завоевать, однако в дальнейшем это позволяет владеть инициативой.


Нам говорят оставить Бахмутку, Дебальцево, Мариуполь, Волноваха, потому что это потенциальные "котлы". Это не просто провокации, это российская пропаганда. Но мы контролируем основные транспортные коммуникации, владеем инициативой, следовательно, это "котел" для них, а не для нас. Несмотря на то, что сегодня мы ведем позиционную борьбу и нас обстреливают.


- Какова сейчас численность именно российских военных на Донбассе?



- Точно этой цифры никто не знает.


- А вообще численность живой силы "ЛНР" и "ДНР"?


- Российских войск, которые себя не афишируют, так называемых "зеленых человечков", может быть около 10 000. Они были и раньше, но массово зашли на нашу территорию 24 августа. Именно тогда был захвачен в плен российских десантников. К тому времени на территории Донбасса насчитывалось около 7 российских батальонно-тактических групп. Три из них действовали в районе луганского аэродрома, четыре - в районе Донецкого направлении. Это, фактически, две с половиной бригады. Их прибытие радикально изменило соотношение сил и средств не в нашу пользу.


Если учитывать казаков и другие формирования "ДНР" и "ЛНР", то их вместе с россиянами около 20000. Они сосредоточены на двух направлениях. А не на 500 км линии фронта, как наши части.


Если говорить об общем соотношение, то оно, в принципе, осталось неизменным, но у нас не было возможности обнажить какое-то направление, чтобы перебросить силы.


Возвращаясь к теме Иловайская. Несмотря на "заход" регулярных частей российской армии, наши бойцы держались с 24-го по 29 августа.


Это все позволило подтянуть резервы, нанести мощный огневого поражения противнику, не допустить захвата Мариуполя, сразу, не допустить перерезания трассы сообщением Донецк - Мариуполь и выхода противника нам в тыл в районе Бердянска. Ведь они стремились пробить коридор в Крым.


Россияне поняли, что не сделают этого "малой кровью". Разговор о Иловайске нужно вести совсем в других категориях. Так, были потери, была тактическая неудача, но это был героизм, это были те действия, которые обусловили стратегический успех в целом.


- Есть ли сейчас нормальная открытая статистика, какие потери мы понесли с начала АТО. Потому что очень часто сообщения о потерях не соответствуют действительности. Например, в бою за 32-й блокпост официально штаб АТО заявил, что погибли два человека, а на самом деле - не менее десяти.


- Абсолютно откровенно хочу сказать, что штаб АТО никогда не скрывал потерь. Это была наша позиция с первого дня. Если говорят, что у нас количество погибших в четыре раза больше официальных цифры - это не соответствует действительности.


- Озвучьте эти цифры.



- Эта цифра, она официальная. В нее входят все лица, прошедшие оформления, и смерть которых официально подтверждено. По раненых так же. Официально погибших примерно 1100 человек. Плюс, если добавить еще цифру тех, кто погиб в результате действий, не связанных с выполнением поставленных задач. Таких тоже, пожалуй, наберется с две сотни. Раненых около 4 тысяч.


Еще есть пропавшие без вести. То есть те, о ком еще нет окончательного подтверждения, как и пленные, они - в санитарных потерях. Пропавших без вести - 290-300 человек. Примерно столько же находится в плену.


- Какие потери россиян на Донбассе? Российские правозащитники говорят о 4500 военных Вооруженных сил РФ.



- Сюда надо причислять не только военнослужащих регулярных вооруженных сил, но и "отпускников", которые приехали в отпуск воевать в Украине, и отставных военных, которые были добровольцами. Но, по моему убеждению, эти потери даже больше, особенно, что касается регулярных подразделений.


Когда они 24-25 августа заходили на нашу территорию, то многие из них даже не имели бронежилетов. Пленные рассказывали: мол, им сказали, что все будет, как в Крыму - они зайдут, их радостно встретят. 24-25 августа мои подчиненные командиры докладывали, что были случаи, когда они прямо на полях сражений наталкивались на русских и никто не стрелял. Друг другу помахали руками и разъехались. А потом это все приобрело характер мощных боевых действий.


Чтобы там не говорили, но "лупили" мы их очень серьезно. Ракетами, "Смерч", "Ураган", "Град", артиллерией, авиацией, вертолетами. Все, что у нас было, - все применяли по максимуму. Мы имели официальные подтверждения по линии разведки, некоторые подразделения выходили тотально разгромлены, с огромными потерями. И это, кстати, опять же благодаря Иловайску, Луганску.


- Насколько целесообразно удерживать донецкий аэропорт? Ли он какое-то стратегическое значение?


- С точки зрения использования в качестве аэродрома - нет. Восстановить его, конечно, можно, но очень дорого и не нужно, а обезопасить там посадку самолетов будет так же сложно, как и в случае с луганским аэродромом, когда сбили наш самолет Ил-76.


Если говорить о донецком аэропорт, как о территории, то с этой точки зрения он имеет ценность. Потому что это, опять же, плацдарм, который разрезает и ослабляет устойчивость обороны противника в районе Донецка. Это для них очень болезненна "заноза".


Нам часто говорят: "Подождите, так люди гибнут". Мы должны ответить: "Уважаемые, если мы на эти 15-20 километров отойдем и будем где-то на линии Пески-Красногоровка, то они будут погибать там. Будут погибать немного ближе к Киеву". Затем вы скажете: "Давайте оставим Пески и Красногоровку и отойдем к Красноармейская и Димитрова". Отойдем, и люди будут гибнуть там. Затем кто-то очень умный скажет: "Давайте отойдем за Днепр, река широкая, они точно не получат".


Чисто с военной точки зрения эту ситуацию надо понимать так: пусть лучше это будет "заноза" в их теле, чем головная боль для нас. Ну и морально-психологический аспект. Все это понимают. Даже начальник Генерального штаба Российской Федерации то проговорился: "Ну, я понимаю, что это для вас важно уже НЕ столько чисто в военном плане. Вам аэропорт уже стал символом победы". В этом он прав, мы с ним не спорим. Это важно так же, как и держать Бахмутку, Счастье, Попасную, Дебальцево, Мариуполь. Пока мы это все контролируем, мы хозяева ситуации.


Источник: INSIDER

</div>
Tags: війна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments