За нашу та вашу свободу! Слава Україні! (k0t1) wrote,
За нашу та вашу свободу! Слава Україні!
k0t1

Хорошо написано

Хорошо помню, как в конце 1980-х и даже еще в середине 90-х вовлеченность в корпоративные интересы РПЦ МП воспринималась в  обществе как причастность к чему-то тайному, но хорошему. Да там и было много хорошего — по крайней мере, с общечеловеческой точки зрения. "Корпоративные интересы" — это даже нужно, если нужна сама корпорация. Но уже на рубеже веков вовлеченность в структуры РПЦ МП стала восприниматься как некоторая "странность": хорошему человеку позволительно иметь "странности", но "странность" — это всегда "странность", а не нормальность. Тогда уже всему обществу было понятно, что корпоративные интересы РПЦ МП остальному обществу никак не близки, но особого вреда в них тоже, как правило, не видели. Все еще действовала та лояльность общества к РПЦ МП, которая предшествовала гибели ее доброго имени в информационной катастрофе 2012 года.

А вот после информационной катастрофы ситуация изменилась. Внешне самое заметное изменение — невозможность "двойной лояльности", то есть совмещения лояльности обществу в целом или просто кругу своих личных знакомых и коллег по светской работе и лояльности РПЦ МП как корпорации.

Очень многое стало похоже на членство в КПСС в позднем Советском  Союзе. Если ты позиционируешь себя убежденным сторонником РПЦ МП (мера воцерковленности тут совершенно неважна), то что-то с тобой не так. Так же относились в обществе позднего СССР к членству в КПСС. Это автоматически воспринималось как карьерный ход. Кому-то его прощали, кому-то нет, но он никогда и никому не добавлял уважения. Меньше всего люди были готовы поверить, что некто состоит в КПСС потому, что его держат там его коммунистические убеждения. Считалось, что по-настоящему убежденный коммунист-идеалист в КПСС или не пойдет, или будет оттуда изгнан. Самое смешное, что исключения-то бывали: в КПСС иногда состояли и вполне убежденные коммунисты (я сам одного такого встречал). Но это в природе они существовали, а в общественном сознании — нет.

Вот так же и в РПЦ МП. Если ты не просто посещаешь храм, а как-то болеешь за интересы корпорации, то есть за начальство и поставленные им цели, — то тебе уже не поверят в обществе, хотя бы ты и говорил правду. И общество тут по-своему право: общественное сознание не умеет работать с исключениями, а работает только со статистикой. А статистика такова, что за прошедший с осени 2012 года неполный год огромное количество людей постаралось отмежеваться от РПЦ МП. Кто-то из них просто временно (как им кажется — но тут не у всех выйдет так, как кажется) прервал свое участие в храмовых богослужениях, а еще больше таких, которые, не изменяя своему храму где-нибудь на отшибе, ушли во "внутреннюю эмиграцию" (такой термин они сами стали использовать для обозначения своего статуса): они решили для себя, что "Гундяев и Ко." не имеют с ними части и жребия, а поминание их в качестве "господинов и отцов" — ненужная, но ни к чему не обязывающая византийская финтифлюшка, прилипшая к богослужению.

Однако КПСС не особо страдала от того, что она нужна людям только в карьерных целях, так как она могла этим целям действительно служить и, кроме того, в позднем СССР уже не претендовала на место суррогатной  коммунистической Церкви. Она обещала карьеру, а не правду и праведность, и она выполняла свои реальные, а не формально провозглашаемые обещания (формальные – не выполняла, но никто и не ждал, что будет выполнять). Для коммунистов того времени было вполне приличным врать.

Но для церковных лиц, даже мирян, врать не вполне прилично. И карьеру в РПЦ МП могут сделать только немногие. Наиболее массовый механизм "глубокого воцерковления" в РПЦ МП — это вовсе не карьера, а облегчение личных психологических проблем. Но какое же тут будет облегчение при таком-то информационном фоне? Люди, ищущие в церкви "покоя душевного" (а вовсе не аскетических подвигов), пойдут туда лишь тогда, когда это общественно одобряется. Но теперь среди образованной части общества одобрения нет (а оно было!), а среди необразованной части общества — всем вообще все безразлично: эти люди заходят в храмы, совершенно не понимая таких категорий, как "епархия", "церковь" и "корпоративные интересы РПЦ МП". Они воспринимают себя, как и всех остальных посетителей храмов, совершенно отдельными атомами, которым нет дела друг до друга.

В результате, РПЦ МП в качестве корпорации осталась один на один с чиновниками государства. Она сама стала частью этого чиновничества, с обязанностями в области церемониалов и идеологии, с доступом в "VIP-зал", но без всякой власти, которая была у КПСС. Аппаратчики РПЦ МП всякими массовыми акциями и "стояниями" судорожно стараются поддерживать у чиновников иллюзию своей связи с народом, но чиновники верят им уже только где-то очень далеко от столиц.

В образованном обществе теперь уже невозможно всерьез выражать солидарность с руководством РПЦ МП. Наверняка найдутся люди, которые  и сегодня еще смогут это сделать наивно и искренне. Но уже не найдется людей, которые в эту их искренность поверят.

Или ты живешь в нашем светском обществе, или ты живешь корпоративными интересами РПЦ МП. "Или—или". При советской власти такого не было.

Процесс поляризации общества в отношении корпоративных интересов РПЦ МП —это самое заметное явление 2013 года. До конца календарного года процесс продолжится, так как он еще не достиг своего естественного  предела (на графике из теории катастроф мы движемся по плато, но пока что еще по той его части, которая имеет заметный, хотя и малый наклон). Только где-то весной 2014 года можно будет ждать от людей верующих, но отрекшихся от администрации РПЦ МП, каких-то новых процессов, и то лишь в зачаточной форме. Эти новые процессы, как я думаю, станут основным сюжетом сезона уже 2014–2015 годов.
Полностью здесь

Tags: релігія
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments